Воспитание танцем

«Знаете, как мы обычно заканчивали свое выступление? Значит так. Только оттанцуем знаменитую плясовую «Вышел гусь гулять», становимся в один ряд и поем:
Бывайте здоровы,
Живите богато,
А мы уезжаем
До дому, до хаты.
Думаете все? Не-е-т. Потом продолжаем:
А мы уезжаем до хаты,
до дому.
В родную Магнитку,
К заводу родному.
Что тут начиналось! Овация! Ведь все знали, что такое Магнитка для страны, для фронта, и аплодировали нам стоя».
                                                                                                            Из воспоминаний М.З. ТУЛЯКОВА
И вот из самых задорных, боевых, непоседливых, озорных сколачиваем коллектив. Гриша Галкин, Женя Кузьмин, Феликс Визинберг, Сергей Наумов, Нина Панчук, Люба Ходоровская, Володя Ломакин…
Баянист Андрей Мислюков, молодой рабочий с коксохима, оказался прирожденным музыкантом. Он очень любил и хорошо знал русские песни и часто их пел.
На Орловщине, где родилась я, сама участвовала в хороводах и плясках. Связь с песней, характерная для русского танца, наложила отпечаток на приемы его исполнения, на стиль и манеру самих исполнителей. Неразрывная связь с песней придавала русскому танцу большую смысловую содержательность, певучую и мягкую пластику движений.
Давалось все это с большим трудом. Как посмотрю на ребят – бледных, недоедающих, усталых от непосильной мужской работы,– руки опускаются. Но вдруг увижу в их глазенках огонек радости, веселья – готова пуститься сама в пляс.
И какая же искрометная народная получилась пляска «Гусачок!». Её мы показывали в цехах, училищах, госпиталях, плясали на сценах Москвы, в том числе в Большом театре. Ее видели миллионы зрителей в кинофильме «Здравствуй, Москва!»
Была у нас общекомбинатская конференция, и мы давали для ее участников концерт.
После концерта пришли к нам на сцену секретарь обкома партии Николай Семенович Патоличев, директор комбината Григорий Иванович Носов. Поблагодарили ребят. Когда мои ремеслята ушли одеваться, Носов спросил: «Чем надо помочь ребятам?» Я сказала, что надо бы их подкормить, ведь они работают, учатся, танцуют – на все силенок не хватит. И если, мол, есть возможность дать ребятам ватники : трудно им мотаться в холоде по госпиталям, воинским частям, училищам, цехам. Носов обещал помочь. И слово сдержал.
Особенно трогательными и волнительными были наши концерты в госпиталях и воинских частях. Это особенно радовало сердца и души ребят, они как бы прикасались к войне, после концертов были задумчивы.
Нас вызывали в Москву для участия в праздновании 25-летия комсомола, танцевали и пели в Большом театре, в одной программе с хором имени Пятницкого, с ансамблем Игоря Моисеева, ансамблем песни и пляски Красной Армии.
Потом мы участвовали в показе художественной самодеятельности учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО. Удивительно: идет жестокая война, а в Москве – смотр самодеятельности. Какую это вселяло бодрость, уверенность!
Уже после войны, в 1962 году, во время одного из концертов в Москве мне довелось встретить многих наших ребят из РУ № 13. Приехал из Липецка заслуженный артист РСФСР Андрей Мистюков и заслуженный работник культуры РСФСР Григорий Галкин, Балетмейстерами стали Лидия Докшина, Галина Писарева. Другие – Евгений Кузьмин, Ирина Мельникова, Лилия Бочалова, Владимир Тульчинский – радовали своим искусством, выступая на сценах различных театров.
Большую радость доставляют мне те из моих бывших воспитанников, которые своим самоотверженным трудом у домен, мартенов, прокатных станов Магнитки крепят могущество Родины. Они мне писали, приезжали иногда в гости. Нужна ли другая награда!

Comments are closed.